Home » Замок » Сказки для взрослых » Сказки руны Гебо: Дуэт

Сказки руны Гебо: Дуэт

- Значит, так, - голос преподавателя от сдерживаемого гнева приобрел металлические ноты, а руки вот уже в третий раз протирали и без того чистые стекла очков, – Значит так, уважаемые. Или вы работаете вместе. Вместе, не порознь, не перекрикивая друг друга, не перетягивая одеяло на себя, я подчеркиваю это в сто двадцать пятый раз. Мне нужен дуэт, а не два соло! Так вот, или вы начинаете работать, или... или я отбираю мне все равно кого – Косовскую, Русакову, Звонникову, - любую пару составляю из ваших сокурсниц и работаю с ними. Это просто безобразие какое-то!

Вообще-то подобная вспышка гнева была нехарактерна для Эдуарда Аркадьевича, самого спокойного из консерваторских преподавателей. Но эти две девицы…

***
Саша повернула ключ в замке и устало сползла по стене прихожей. Не было сил даже расстроиться как следует.

Звук отъезжающего от стола компьютерного кресла – из комнаты выглянул брат. Взглянул на нее и демонстративно заткнул уши пальцами.

- Нет, ни слова о Даше. Я ничего не слышу! Мне нужно сегодня закончить эту работу, а я уже переделывал два раза, потому что от твоих рассказов у меня в коде все время появляется ее имя. В зеркало в ванной посмотришь – Даша, в шкафу – тоже, под кровать заглядывать вообще боюсь. Прости, дорогая сестра. Не се-год-ня!

Было смешно и обидно одновременно. Что делать, за последние два с половиной года тема действительно приелась всем друзьям и домочадцам.

- Серьезно, - посетовал однажды молодой человек Саши, – ты говоришь о ней больше, чем о ком-либо другом. Может, для разнообразия уделишь и мне немного времени?

Даша Синицына, меццо-сопрано, сокурсница и соперница. С первого взгляда, еще во время вступительных экзаменов, девушки невзлюбили друг друга.

- Да что в ней такого? – возмущалась Саша, - что она себя носит как королева? Ира мне сказала, они шли по коридору, когда я была на специальности. И это звезда говорит: «Объясните ей кто-нибудь, пусть не пытается даже петь грудным голосом, которого у первых сопрано отродясь не бывало». Ну и пусть гордится толщиной связок. Это вообще природные данные, ее заслуги в этом – ноль!

Сокурсники наблюдали за их соперничеством как за игрой в пинг-понг. На первом курсе они еще перебрасывались замечаниями. Ко второму война приобрела затяжной характер. Внешне девушки окружили себя ледяными стенами, за кадром же продолжали кипеть.

Во всем разные, обе талантливые, обе вспыльчивые.

- К концу обучения они или поженятся, или друг друга укокошат, - выразил как-то общее мнение Илья.

- У нас там почти одна специальность останется, – отозвалась Ира, - Нам бы пережить, пока они почти везде в одной группе: на итальянском, на сольфеджио, на истории музыки. И ни одна ведь не переведется…

***
И вот теперь они участвуют в конкурсе. Всего представлять консерваторию отобрали четверых, двоих – с пятого и шестого курса и двоих с третьего. Но, как выяснилось в последний момент, можно предоставить только три номера. Какие проблемы, обрадовался поначалу Эдуард Аркадьевич, мы сделаем отличный дуэт.

Сейчас, за три недели до конкурса, уверенности в этом почти не осталось.

- Вы меня поняли? Хорошо расслышали? Завтра в четыре, на сегодня свободны, всё! – и крайне раздраженный педагог вышел, хлопнув дверью.

Повисло молчание. Саша подошла к инструменту, погладила пальцами одну клавишу, другую. Вздохнула.

- Да, - отозвалась на ее вздох Даша, словно продолжая разговор, - Не хотелось бы, конечно, чтобы вместо нас отправили кого-нибудь другого.

- И дуэт красивый…

- Мой любимый, ага.

- …хотя у нас он звучит, словно кто-то кошек мучает.

- Ну вот не правда. Просто разваливается.

- Да ладно, признай. Ты специально еще вибрато такое противное делаешь, хотя его там некуда приткнуть. Связки не болят еще?

Даша прыснула.

- Не буду больше. Просто ты так смешно раздражаешься. Поработаем еще?

- Давай, - улыбнулась Саша.

***

- И что, вот так просто взяли и помирились? – не поверил брат. – Никаких криков, летающих по кабинету нот, никто никому не разбил голову об инструмент?

- Ну… если честно, поскандалили чуть-чуть сначала. А потом дверь распахивается, влетает наша аккомпаниатор: «Что у вас тут за крики? Кого убивают?», и нам вдруг почему-то так смешно стало. Минут десять ржали, остановиться не могли, посмотрим на нее, друг на друга - и по новой. Потом кое-как успокоились, упросили ее с нами порепетировать, у нее как раз окно было. И у нас, наконец, стало получаться. То есть найдется, конечно, над чем еще поработать, но теперь это звучит в одном пространстве, цельно, и есть шанс, что Эдик завтра не снимет нам головы.

(с) Дорен