Home » Замок » Зал Сказок » Runes » Зарок

Зарок

Жила-была девица. Пошла девица по воду к полынье, да и уронила колечко. Дорого ей было колечко, от матери доставшееся, часто приходила она к реке, смотрела в воду, все надеялась его высмотреть. А девица хороша была. Раз сказала ей старуха: «Не ходи к омуту собой любоваться, водяной утащит. Схватит тебя за косу, да утянет на дно». Объяснила девица, что колечко материнское, единственную оставшуюся память, высматривает, а косу всегда подбирает, в воде не полощет. Покачала лишь старуха головой.

Упрямая была девица, так с зимы до Купалы к тому омуту и ходила.

А на Купалу вместе с подружками сплела венок, пустила по реке, пошла следом. И надо же такому случиться, привиделось ей в свете костров ее колечко. Словно сквозь венок видно, как сияет оно на дне. Пробежала она по мосткам к самому омуту, наклонилась над водой – тут-то водяной ее и поймал. «Хороша ты, - говорит. Кольцо твое у меня, и венок - беру тебя в жены».

Упирается девица, а без толку, все ближе и ближе вода.

Взмолилась она тогда: «Отпусти меня, одна я у отца, умрет от горя. Все, что скажешь, тебе отдам».

«Тогда дочь твоя – нашей будет. Как, согласна?»

Обрадовалась перепуганная девица, что погибель отсрочила. Пообещала.

Пока бежала к дому, подумать успела, что перехитрила водяного. Не было у нее дочери.
Венок ее, водяным отпущенный, поймал один парень, да и принес ей. Потому как на венке и колечко было, а кто колечко в реке потерял – в деревне знали.

И таким славным был тот парень, да так приглянулись они друг другу, что к осени сыграли свадьбу.

Пролетело несколько лет. Когда ждала детей, волновалась, о водяном думая. Но родила мужу двух сыновей-погодков. Радостно жили, счастливо.

В третий раз ребенка ждала, уже и не вспоминала о давнем обещании. Оказалось – дочка.

Тихая да ласковая певунья, вся в мать, только глаза - как речная вода. Задумывалась часто, на воду любила смотреть. Когда спрашивали, где она берет свои песни, отвечала, что напевают их ручьи. Чем краше росла девочка, тем больше тревожилась мать. Перестала пускать ее к колодцу, да на речку. Сыновьям строго-настрого наказывала стеречь сестренку.

Да только разве так просто от зарока уйти?

Говорят, были они в лесу, совсем недалеко от дома. Напились из ручья. Разморило братьев, словно вместо воды было сонное зелье. И будто бы причудилось им сквозь дрему, как сестра их вошла в этот мелкий ручеек, словно в глубокую реку, помахала на прощанье и пропала.

Не видели ее больше. Только мать ходила летом к ручью и слушала песни, что пел он ей голосом дочери.

(с) Дорен