Home » Замок » Зал Сказок » Runes » Сказки руны Берканы: Яринка

Сказки руны Берканы: Яринка

Это случилось в одной из деревень, но это было так давно, что уже никто и не помнит название той деревни. Жила в той деревне девчушка, Яринкой звали ее, жила одна с отцом и мачехой, мамка Яринкина померла. Когда девчушки три исполнилось, привел отец в дом мачеху. Не сказать, чтобы мачеха зла была к Яринке, но все же не родное дитя, не было в ней того тепла, что мать дала бы. Так и жила Яринка с отцом и мачехой, больше детей у них не было. Видать, Великая мать не давала мачехе своего приплода.

Пошла однажды Яринка с подружками в лес за ягодами. Долго девчонки гурьбой ходили, все никак ягод набрать не могли, решили тогда разойтись, а как солнце к закату клониться начнет, на той полянке, где разошлись, встретиться. Каждая в свою сторону пошла, и Яринка тоже. Шла она, ягоды разные в туес набирала, то земляничка, то малинка, то черничка в туесок летят, пока горка не образовалась. Опомнилась тогда Яринка, взглянула на небо в окошко между ветками, а по небу последний солнечный луч пробежал, и серое покрывало ночи стало затягивать свод. Испугалась Яринка, подружки уже, наверное, на полянке той заждались ее, но никак не могла она вспомнить, с какой стороны пришла, вокруг деревья обступили ее плотно стеной и будто колпаком, ветками накрывать стали, уже и неба видно не стало, сомкнулись стволы, сплелись ветки. Испугалась  Ярина, тьма кругом, света не видно, как так ночь быстро накрыла лес, она понять не могла, как так деревья спелись, что не пробраться через них, будто закрыл ее кто, будто запер в этой чаще. Заплакав она, завопила в душе, к Великой матери зов свой направила, просила она у Великой путь домой ей показать, не ко времени ее чаща накрыла, срок ее не пришел еще, говорила она, когда срок наступит, она в чащу в эту и вернется, а пока не нажила она ни детей, ни дел добрых. Так и  не узнала бы Яринка, услышала ее Великая мать или нет, но тут между веток голос послышался, и вспомнила Ярина, что так мать ее песни колыбельные пела, пошла она на голос этот, а голос будто вел ее, пока огни деревни не показались. Поняла она тогда, что Великая ее голосом матери вела, дорогу открывая. Обрадовалась девчушка, в дом вбежала, а отец с мачехой уже в лес за ней собрались.

Все было дальше ладно у Яринки, но с того дня будто длань Великой коснулась ее, знать стала Ярина, что от других скрыто. Знала она, какое зерно отец принес, много ли урожая даст, или худо будет, знала Ярина, какой приплод скотина принесет, и когда; знала, кто у баб в деревне народиться должен, и здоров ли малыш будет. Бабы деревенские поначалу насторожено в сторону Ярины смотрели, но потом то ли привыкли, то ли пользу поняли, то ли длань Великой на Ярине почуяли, но стали к ней за советом ходить. Так и жила Ярина, кому весть принесет добрую, кому не очень, но ее слова ценили. Настала пора и Ярине семью заводить, и тут ее дар пригодился, выбрала она жениха себе в пару достойного, чтобы и дети здоровые были, и руки его добро творили. Вышла замуж и вскоре понесла. Родила богатыря здорового, а после своих родов, узнала она, как ребенка в мир проводить надо, в родах своих Великая мать не иначе как помогала ей, и сына ее в мир привела. Стала с того дня и Ярина других детей через бездну проводить, роженицам в помощь, и миру новорожденных представлять.

Так и жила она дальше, дети ее росли, она дело свое делала, исправно Великой матери служила по своему, как умела. Многих детей она приняла, знала, когда здоровый малыш родился, а когда хилый и не жилец, скотине в трудных родах помогала, когда год не урожайный был, и тут слова нужные находила, чтобы протянула деревня до новой весны без мора.
 
Но вот и ее срок пришел, поняла она это сразу, тоска по чаще сердце ее заняла, будто звал ее кто-то, снова матери своей голос слышать начала. Сказала она тогда детям своим, что настал ее черед, и пора ей в лес уходить. Ничего собирать не стала, только надела одежды праздничные и в лес  ушла.

Пока шла она, все казалось ей, что с каждым шагом идти легче стало, взглянула на себя в ручей, а она уже и не старуха вовсе, а девица молодая, такая, как замуж выходила, шла дальше, и уже не шла, а бежала. Чащу ту она сразу узнала, будто деревья там живые были, она как в их круг вошла, они сразу ветви сплетать стали и стволы смыкать. Оглядела Ярина руки и ноги свои, и себя, как смогла, а она той девчонкой стала, что первый раз сюда пришла, будто и не уходила вовсе. Села она посреди деревьев круга, на небо взглянула, а неба и нет, свернулась она тогда калачиком, как у матери в утробе, и уснула.

Вот только с тех пор никто Ярину и не видел.

(с) Яр'а