Home » Замок » Зал Сказок » Runes » Сказки руны Берканы: Медальон

Сказки руны Берканы: Медальон

Раннее утро. Уехали родители, и дав, как обычно, кучу указаний, чтобы никуда и никого, и чтобы вовремя, оставили дом в тишине. Вечером приедут, приедет бабушка, по которой уже соскучилась... Позавтракать, уроки сделать - и можно до вечера на улицу.

Маша несмело топталась возле шкафа. Так хотелось ей заглянуть в ту, запретную, никогда при ней не открывавшуюся шкатулку! Но ведь строго-настрого...

Девочка протянула руку, решив хотя бы только потрогать. Только одним глазком... Нет, конечно, она умная и воспитанная. Но только одним...
 
Медальон, тяжёлый, старинный, лёг в руку. Ведь никто не узнает!
 
Девушка. Красивое лицо. Милый носик, ясные глаза. Она подмигнула Маше?! Нет, так не бывает, конечно же. Но, по-моему, всё-таки подмигнула. И что теперь делать? Изображение изменилось, и наверное, все узнают, что Маша брала шкатулку!
Девушка.

Почти как сама Маша, ну, может, чуть-чуть постарше. Задор и невинность, улыбка, готовая рассыпаться переливами весёлого смеха. Кажется, что протягивает руку и зовёт с собой. А ведь она во весь рост на медальоне! И за ней деревья, поляна. Берёзы, по-моему...

Слышен смех. Весна. Да, там весна и хороводы, и парни, и он, тот самый, от взгляда которого у Маши так замирает внутри и обрываясь, летит куда-то... Один раз они прыгнули вместе сквозь огонь, один раз он взял её руку в игре на празднике. Что скажут Боги? Что скажет её сердце? Будет ли судьба ей родить богатырей и красавиц от него, заветного? Гадала Машуля в праздники зимние, гадала весной на воду глядя, сердце своё спрашивала, выбирала, тому ли откликнуться, что хвостом за ней второй год ходит, или тому, на кого и взглянуть боязно - так сердце колотится...
 
Девочка вздрогнула. Встряхнула головой. За окном слышны голоса ребят, солнце поднималось к обеду. Вот медальон в руке. Что за парень? Какой такой парень? Удивлённо посмотрела в руку. Нет, не девушка там в резной рамке. Там...
 
Женщина. Взгляд, как у мамы - лучистый, добрый, чуть усталый. Совсем чуть-чуть, чтобы дочка не заметила, не дело ей материнскую усталость разделять. Рано ещё, вырастет - наработается своё. Мария провела рукой по щеке, наклонилась к ковшу с водой. Морщинки почти незаметны. Огладила стан. Хороша! Улыбнулась своим мыслям задумчиво. Дочь растёт. Что-то быстро, вот только колыбель муж мастерил да обнимал жену нежно, да дитя под сердцем возилось, а поди ж ты, вон, скачет, голоногая-конопатая, мальчишкам глазки строит. Ох, приструнить бы её, да чаще приласкать хочется. А строгости-то всё равно надо, надо, позвать пора с улицы, пусть за младшими смотрит, приберётся, и пусть завтра дома за старшую останется. Мы на день уедем, дела не ждут, а вечером посмотрим, как дом держит. Ещё года три, гляди, невеститься будет - путь осваивает хозяйство.

Женщина встала, плавно, словно речка меж берегами, выглянула в окошко:
- Маша!
 
Девочка оглянулась. Медальон потяжелел в руке, и рука затекла отчего-то. Улица за окном шумела, солнце клонилось к горизонту, играя бликами в стеклянных дверцах старого шкафа. Скоро приедут родители. И бабушка спросит, как дела, что делала. Неужели бабушка так шкатулку берегла, потому что медальон от неё прятала? Что же не показывала раньше, что тут такого необычного? Я вполне взрослая, между прочим и понимаю, что вещь винтажная, и не испорчу же я бабушкино украшение... Положу, вообще, его на место сейчас, как было, вот только взгляну ещё раз на... девушку? женщину?
 
Старуха. В упор из-под век смотрят пронзительные глаза. Ясные, суровые, тяжёлый взгляд, говорили ей, вся в прабабку свою - посмотрит, так пригвоздит. А нечего поперёк старухе становиться, не сильно уже тело-то слушается, не девка, огибать вас, на пути стоящих. Жизнь уходит глубоко внутрь тихой змеёй, вьётся в памяти. И костры, и огни, и поле густым золотом до горизонта, не разогнуть спину, и река, что в жару влагу даст, а в мороз путь на ту сторону, к лесу, и те, кто дорог, и те, кого проводила уже... Всё оно вместе, будто миг, жизнь. Вроде, столько видала, а как не жила ещё. Странное дело... Было всё и не будет его. Внучка толк, видать не растеряла, передам ей дар, дочь-то всё бегает, городская... Не признаёт ни в себе дара, ни толком внучке остаться не даёт рядом. Передам... Вот с медальоном пусть и берёт. Что вынесет - всё её будет, она девочка смышлёная...
 
Маша вздохнула. Сумерки оплели дом тихим молчанием, густая красная полоса догорала в сине-желтом небе, тихо было. Что-то поменялось в воздухе. Почему родители не приехали ещё? Сейчас уроки доделаю, а то простояла весь день с этим медальоном, ведь не позавтракала даже! Вот странно. Где все?

Машинально опустила руку в кармашек. Шкатулка стояла, небрежно повёрнутая, на полке с распахнувшейся крышкой. Бабушка не приедет. Почему-то она это знала.

(с) Райна